Корпоративная Америка ставит свои деньги на Байдена и демократов

Часть первая

Патрик Мартин
23 октября 2020 г.

Это первая часть статьи из двух частей.

Итоговые предвыборные финансовые отчеты были предоставлены кандидатами в Конгресс и Белый дом к 15 октября в Федеральную избирательную комиссию (FEC). В них содержится подробное описание сбора средств и расходов в третьем квартале, с 1 июля по 30 сентября. Отчеты учитывают лишь те средства, которые были собраны непосредственно самими предвыборными штабами каждого кандидата, и исключают средства, собранные посредством PACs (комитетов политических действий), обычно финансируемых миллиардерами. Тем не менее, данные FEC дают некоторое представление о политических калькуляциях американской правящей элиты, среди которой растет ожидание победы демократов на выборах 3 ноября.

Можно сделать два предварительных наблюдения. Во-первых, большая часть крупного бизнеса выступает за переход власти от Трампа к Байдену, — отчасти из-за разногласий по вопросам внешней и внутренней политики, отчасти потому, что они считают, что второй срок Трампа может спровоцировать неконтролируемый социальный и политический взрыв в Америке. Во-вторых, корпоративная элита рассматривает Байдена и демократов как фаворитов на выборах, а взносы на предвыборную кампанию являются обычно формой политической страховки, дающей донорам «место за столом», когда будущая администрация Байдена начнет проводить назначения чиновников и определит свои политические приоритеты.

Демократы имеют решительное преимущество в сборе средств во всех основных сферах политического поля битвы 2020 года. Первоначальное доминирование Трампа в президентской кампании — это давнее воспоминание. Байден опередил его в мае, и отрыв демократов рос с каждым месяцем.

Кандидат в президенты от Демократической партии, бывший вице-президент Джо Байден, выглядывает из крыши внедорожника, покидая собрание для сбора средств в среду, 25 сентября 2019 года, в Манхэттен-Бич, штат Калифорния. (Фото AP/Marcio Jose Sanchez)

По данным Центра за отзывчивую политику (Center for Responsive Politics), кампания Байдена собрала 810 миллионов долларов, ее вспомогательные организации — 373 миллиона долларов, в общей сложности — 1,183 миллиарда долларов. Кампания Трампа собрала 552 миллиона долларов, дополненных 256 миллионами долларов от внешних групп, в общей сложности — 808 миллионов долларов.

В Сенате демократы опередили республиканцев с перевесом более чем на 50 процентов, собрав $767 млн против $500 млн, несмотря на то, что республиканцы занимают 23 из 35 мест, оспариваемых 3 ноября [считается, что нахождение в должности дает перевес в сборе финансов]. В нижней Палате представителей, где избираются все 435 парламентариев, демократы опережают республиканцев, но с меньшим отрывом: $772 млн против $653 млн. Обе цифры резко контрастируют со всеми недавними выборами в Конгресс, по крайней мере до 2018 года, когда Республиканская партия в целом имела огромное финансовое преимущество.

Цифры сбора средств в ходе президентских выборов резко выросли по сравнению с 2016 годом, когда демократ Хиллари Клинтон собрала в общей сложности 770 миллионов долларов, а Трамп — 433 миллиона долларов. К 1 октября штабы Байдена и Трампа уже потратили в три раза больше средств, чем за аналогичный отрезок времени кампании 2016 года. Это отражает как масштабный рост предоставляемых средств, так и необходимость повлиять на избирателей, голосующих раньше срока или по почте.

Демократическая партия и корпоративные СМИ приписывают финансовый отрыв кампании Байдена всплеску небольших долларовых взносов. Конечно, такой всплеск имел место, по крайней мере, по сравнению с периодом праймериз, когда небольшие взносы в подавляющем большинстве шли Берни Сандерсу и Элизабет Уоррен. Весной Байдена поддерживала относительно небольшая горстка богатых покровителей.

Однако согласно недавней таблице Центра за отзывчивую политику, — который ведет базу данных Open Secrets с информацией о финансировании предвыборной кампании, — Трамп и Байден собрали примерно равные суммы взносов в размере 200 долларов и менее: от 200 до 250 миллионов долларов каждый, в основном посредством интернета.

Разница между обоими партийными лагерями объясняется главным образом крупными взносами, причем Байден собрал таких гораздо больше, чем Трамп. Как признала газета New York Times в статье, опубликованной на ее сайте в среду, 21 октября, «элитный мир миллиардеров и мультимиллионеров остается важнейшим винтиком в денежной машине Байдена».

Times продолжила:

«От Голливуда до Кремниевой долины и Уолл-стрит кампания г-на Байдена агрессивно обхаживала класс мегадоноров. В течение полугода кандидат собрал почти 200 миллионов долларов от доноров, каждый их которых дал, по меньшей мере, 100 тысяч долларов на его совместные с Демократической партией действия. Согласно анализу новых федеральных данных, это примерно в два раза превышает сбор взносов от шестизначных доноров в пользу президента Трампа за тот же период».

Миллионные взносы пришли из Голливуда (Джеффри Катценберг), Кремниевой долины (Рид Хастингс из Netflix и многие другие) и сферы крупных финансовых операций. Газета отмечает: «Значительный вклад внесли топ-менеджеры инвестиционных, частных и венчурных компаний, таких как Blackstone, Bain Capital, Kleiner Perkins и Warburg Pincus».

Байден недавно попробовал извлечь популистскую ноту, заявив, что представляет город Скрэнтон (он родился в этом находящемся в упадке промышленном городе на северо-востоке Пенсильвании), в то время как Трамп представляет денежную элиту «Парк-Авеню». Но оказывается, что слово «Скрэнтон» приобрело другое значение в его усилиях по сбору финансов. Любой богатый донор, который набирает в общей сложности 250 тысяч долларов в виде взносов, считается членом «круга Скрэнтона», получая особый доступ к высшим советникам кандидата. Существует также уровень «основатель Филадельфии» для тех, кто предоставляет полмиллиона в виде взносов, и еще более эксклюзивный «круг Делавэра» для тех, кто дает 1 миллион долларов и больше.

Начиная с октября, кампания Байдена имела на руках $180,6 млн, в то время как кампания Трампа сообщила только о сумме в $63,1 млн, то есть трети от общей суммы демократов. Это неравенство в текущих средствах выросло, несмотря на то, что кампания Байдена в течение сентября потратила в два раза больше, чем Трамп. Собрав рекордную сумму в 365 миллионов долларов в августе, кампания Байдена собрала еще большую сумму, 383 миллиона долларов, в следующем месяце.

Дело не в том, что Трампу не хватает мегадоноров. Он получил 75 миллионов долларов от миллиардера и владельца казино Шелдона Адельсона, 21 миллион долларов от Исаака Перлмуттера, председателя Marvel Entertainment, и 10 миллионов долларов от наследника банковского дела Тимоти Меллона.

Но эти суммы кажутся незначительными по сравнению с сокровищами, которые собрал Байден: $100 млн от миллиардера Майкла Блумберга, который весной сам пытался стать кандидатом от демократов — и потратил в ходе праймериз $1,1 млрд; $106 млн от Future Forward PAC из Силиконовой долины, (эта сумма включает в себя 22 миллиона долларов от сооснователя Facebook Дастина Московица); $6 млн от Джеффа Лоусона, владельца Twilio; $5 млн. от торговца криптовалютами Сэма Бэнкмана-Фрида; и $2,5 млн. от Эрика Шмидта, бывшего исполнительного директора компании Google.

Подобные цифры лишают смысла фашистскую риторику Трампа, который постоянно осуждает Байдена как орудия социалистов, коммунистов и «радикальных левых». В действительности Байден является проверенным орудием Уолл-стрит и корпоративной Америки, начав свою карьеру в качестве сенатора от штата Делавэр, центре уклонения от уплаты налогов. В крошечном штате расположено более миллиона штаб-квартир корпораций, стремящихся избежать налогообложения, — их там больше, чем населения.

Служение Байдена корпоративной элите продолжалось в течение всего срока его пребывания на посту вице-президента в администрации Обамы, когда он курировал как меры по спасению Уолл-стрит, так и реструктуризацию автомобильной промышленности, когда под угрозой банкротства заработная плата новых рабочих была сокращена вдвое.

Именно своим сторонникам из рядов финансовой аристократии Байден дал свое пресловутое обещание — самое правдивое заявление за всю свою кампанию. На эксклюзивном вечере по сбору пожертвований в прошлом году в Манхэттене, он сказал, что если он будет избран президентом, «ничей уровень жизни не изменится. Ничего принципиально не изменится».

Финансовые затруднения кампании Трампа очевидны. В последнюю неделю сентября и первую неделю октября, например, он прекратил трансляцию рекламы в четырех штатах «поля битвы» [где результат выборов неясен] — Айове, Огайо, Техасе и Нью-Гэмпшире. Согласно одному подсчету специалистов рекламной индустрии, Байден превзошел Трампа в расходах на предвыборную кампанию на 72-х из 83-х медиа-рынках, где соревнуются между собой обе кампании.

Различие между кампаниями Байдена и Трампа усугубляется сроками, когда эти средства были потрачены. Трамп щедро тратил деньги в первые месяцы 2020 года, еще до того, как был определен кандидат от Демократической партии, и в целом собрал меньше. В результате, его кампания попала в финансовую яму в последние недели перед выборами.

Байден начал август с преимуществом три к одному с точки зрения финансовых ресурсов и опередил Трампа в трех критических штатах «поля битвы» — Мичигане, Пенсильвании и Висконсине, — с отрывом в $53 млн против $17 млн. Согласно данным, опубликованным в рекламных торговых изданиях, Байден имеет преимущество 5-1 на рынке Милуоки, штат Висконсин, и более чем 2-1 в Детройте и Филадельфии.

В Омахе, штат Небраска, где на карту поставлен единственный мандат по второму округу Палаты представителей [но три голоса в электоральный колледж], Байден потратил на рекламу 2 миллиона долларов — в шесть раз больше, чем Трамп.

Продолжение следует