Убийство словацкого журналиста Яна Кучака раскрывает тесные связи между политическим истеблишментом, корпоративной элитой и преступным миром

Маркус Зальцман
1 февраля 2020 г.

Один из четырех обвиняемых в суде за убийство словацкого журналиста Яна Кучака признал себя виновным. Мирослав Марчек, 37-летний бывший солдат, признался в расстреле Кучака и его невесты Мартины Кушнировой в феврале 2018 года. Предполагаемый заказчик убийств, бизнесмен Мариан Кочнер, отрицает свою вину, и находится под судом по обвинению в размещении криминального заказа.

Убийство журналиста и судебный процесс, начавшийся в декабре прошлого года, пролили свет на тесные связи между богатыми бизнесменами, коррумпированными политиками и преступниками, сложившиеся после распада Чехословакии и восстановления капитализма тридцать лет назад. После убийства прошли массовые протесты против премьер-министра Роберта Фицо и министра внутренних дел Роберта Калиняка, которые вынудили их уйти в отставку. Скандал окажет серьезное влияние на предстоящие в феврале парламентские выборы.

Словакия является членом Европейского союза и используется европейским автопромом в качестве дешевого производственного центра. В автомобильной промышленности занято около 80 тысяч рабочих из общего населения страны в 5,5 миллионов человек.

Кучак расследовал связи между итальянской мафией и словацкими политиками и в процессе расследования обнаружил подозрительную деятельность Кочнера и его различные деловые махинации. Кочнер сразу после смерти журналиста и его невесты попал под подозрение в заказе убийства.

Кочнер начал свою карьеру как проправительственный журналист в Чехословакии в 1980-е годы, завязав тесные связи с правящей сталинистской бюрократией, а также с некоторыми элементами правой оппозиции. Благодаря этим связям, а также неразборчивости в средствах и криминальной активности, он стал одним из самых влиятельных людей в Словакии.

В ходе расследования убийства Кучака были выявлены тесные связи между всеми политическими партиями страны и организованной преступностью. В последние годы Кочнер участвовал почти во всех коррупционных скандалах в Словакии. Он фигурирует в «черном списке» лиц, против которых министерством финансов США введены санкции. Он мог действовать безнаказанно в течение долгого времени только потому, что пользовался протекцией высокопоставленных чиновников.

«Ясно, что в течение многих лет он совершал всевозможные экономические преступления, — сказал Даниэль Липсик, адвокат семьи Кучаков и бывший министр юстиции. — Уклонение от уплаты налогов, мошенничество и тому подобное. И ничего не происходило, как если бы у него был иммунитет от судебного преследования».

Во время обысков у Кочнера было найдено огромное количество аудио- и видеозаписей, а также информации о транзакциях по кредитным картам. Все это было тайно приобретено им для шантажа политиков и представителей судебных властей. Бывший генеральный прокурор Доброслав Трнка был недавно арестован по подозрению в том, что в течение многих лет защищал Кочнера от судебного преследования.

Кроме того, Кочнер имел контакты в каждой политической партии. «Он упоминал про статс-секретаря в министерстве юстиции, говоря про нее “моя обезьянка”. Он был в курсе проводимых против него полицейских расследований, требовал биографическую информацию о прокурорах, которые угрожали ему, и убеждал судей решать дела в его пользу» — сообщал в прошлом году немецкий журнал Der Spiegel.

На сегодняшний день обнародована только крошечная часть материалов, обнаруженных в ходе уголовного расследования. «Документы включают в себя сотни страниц, которые мы продолжаем просматривать и из которых мы опубликовали лишь небольшую часть», — сказал Матуш Костольный, главный редактор словацкой ежедневной газеты Denník N.

Тем не менее, из обнародованных материалов виден масштаб преступных операций. Наряду с планами убийства государственных прокуроров, материал также содержит свидетельства огромного влияния Кочнера на текущую политическую среду. На Мальдивских островах Кочнер тесно общался с бывшим премьер-министром Робертом Фицо из социал-демократической партии «Курс — социальная демократия» (Smer) и лидером праволиберальной партии «Мост» (Most–Híd).

Словацкий политолог Григорий Месежников рассказал журналу Der Spiegel, что Кочнер хотел не только «влиять на судебную систему, но и на все политические события в Словакии». При этом Кочнер был не одинок: «Мы не должны быть наивными и думать, что эти структуры больше не существуют. Люди типа Кочнера все еще там, хотя они сейчас затаились».

Криминальные связи с участием всех политических партий не являются секретом для населения. Это показали массовые протесты, разразившиеся после жестокого двойного убийства.

Фицо был заменен после своей отставки Петером Пеллегрини, которого подозревают в том, что он подставное лицо бывшего премьера. Несмотря на смену премьер-министра в Братиславе, правительство по-прежнему состоит из коалиции партий Smer, Most–Híd (которая, по сути, является рупором для небольшого, но богатого верхнего среднего класса) и крайне правой Словацкой национальной партии (SNS). Характерной чертой этого правительства являются злобные нападки на беженцев и цыган. В то же время оно проводит строгий режим жесткой экономии и усиливает аппарат государственных репрессий.

Фицо и партия Smer остаются членом европейской коалиции социал-демократов и следуют общему руслу жесткой правой политики. Есть все основания полагать, что после парламентских выборов в феврале этого года она попытается создать правящую коалицию с неофашистскими котлебистами — «Народной партией — наша Словакия» (LSNS). Текущие опросы общественного мнения ставят на второе место этих неонацистов, во главе которых стоит Мариан Котлеба.

Котлеба и его партия считают себя преемниками довоенной партии Андрея Глинки. Клерикальный вождь Глинка и, позднее, Йозеф Тисо установили фашистскую диктатуру по образцу Германии после того, как Словакия получила независимость в результате Мюнхенского соглашения 1938 года. Они немедленно объявили вне закона социал-демократическую и коммунистическую партии. Правительственное военизированное формирование, «Глинкова гвардия», совершило серию преступлений против евреев, цыган и коммунистов. В 1942 году правительство депортировало словацких евреев в концлагерь Освенцим. В 1944 году «Глинкова гвардия» была официально интегрирована в структуру германских войск СС. Только вторжение Красной армии в мае 1945 года положило конец фашистскому террору.

Депутат парламента от LSNS Милан Мазурек был в 2016 году оштрафован на 10 тысяч евро после расистских заявлений о цыганах в одном из своих интервью. Премьер Фицо тогда выступил в защиту фашиста. В видео на Facebook он заявил: «Милан Мазурек просто говорит то, что думает практически вся нация». В типично расистской манере он продолжил: «Если вы казните кого-то за правду, вы превращаете его в национального героя. Разве нам нельзя говорить, что часть народности рома злоупотребляет системой социального обеспечения?»

В декабре против Фицо было выдвинуто обвинение в разжигании расовой ненависти. Однако специальный государственный прокурор с тех пор снял обвинение без объяснения причин. Во время суда партия Smer демонстративно поддержала Фицо.

Возможное вхождение фашистов в правительство не основано на какой-либо массовой поддержке. Наоборот, политическая элита страны презирается населением.

Это отчуждение находит свое выражение в резком падении поддержки всех существующих партий. Согласно последнему опросу, проведенному агентством AKO, за Smer готовы проголосовать 17 процентов опрошенных, за LSNS — 11 процентов, за альянс праволиберальных партий — 9 процентов. Все другие партии имеют гораздо меньшую поддержку, и многие не смогут преодолеть 5-процентный барьер для представительства в парламенте, включая Словацкую национальную партию (5 процентов) и Most-Hid (4 процента). Явка избирателей может остаться такой же низкой, как и на европейских выборах в мае прошлого года, когда она составила менее 23 процентов от числа граждан с правом голоса.

Возвышение Кочнера и криминальные сети в Словакии — наглядный пример того, как восстановление капитализма не принесло демократии, свободы и процветания. Совсем наоборот. Небольшой привилегированный слой бесстыдно обогащается всеми легальными и нелегальными средствами за счет населения. Он несет ответственность за создание жалких социальных условий и прокладывание пути фашизму.